На полигон - Два года и вся жизнь

I - На полигон

Зима еще совсем не распрощалась,
Морозы минус тридцать, каждый день.
Но в Завитой, на рампе, полк грузился.
В холодный и короткий зимний день.

Крепили технику, а пальцы примерзали.
К железным промороженным частям.
Огнем холодным руки обжигая,
Работу утрудняя пацанам.

Грузились днем, грузились также ночью.
Машины загоняя в эшелон.
Под свет костров чадящих сажей черной.
Полк убывал в Читу, на полигон.

Стоят машины ровно на платформах.
Зачехлены, проверены не раз.
И Комполка отдал совсем не громкий,
Но ясный и отчетливый приказ.

Летели сутки вслед за эшелоном,
По Забайкальским сказочным местам.
Колеса отбивали неустанно,
Тадам, тудам, тадам тудам, тадам.

И вот разгрузка, под Читою где-то,
Мороз не отпускает ни черта.
И снова пальцы обжигаются железом,
Тяжелая работа до утра.

Готово все, сухой паек получен.
Звучит команда, четко, как всегда.
Взревели дружно мощные моторы,
И медленно колонна поползла.

Мороз зараза, под бушлат залазит,
И холодит уставшее нутро.
Маршрут им не известен, хоть и ясен.
Ракетный полигон и это все.
(Деревня Телемба и это все.)

Идут машины с интервалом строгим,
Хвост растянув неведомой змеи.
По зимней неотснеженной дороге,
Упрямо продвигаются они.

Вот остановка, где-то на маршруте.
Быть может и последняя в пути.
Ребята неохотно вылезают.
Замерзли ноги или затекли.

Стоят, борта машины подпирая.
Из вещь мешков достали сухпайки.
Два белых проспиртованных батона,
И банка каши, что из гречневой крупы.

Штык-нож, всегда подмога для солдата.
Им банки открываются легко.
Батоном же, им надо насладиться,
Хоть дивный вкус немного у него.

Да что там наслажденье, лишь отрада,
Минут 5 - 10 только и всего.
Но по приему пищи, что за благо...
По телу разливается тепло.

Звучит команда, сухо; – По машинам.
Уселись быстро в плотные ряды.
Моторы заурчали осторожно.
Теперь на перевал машины шли.

Средь старых гор Бурятских перевалов,
Не много удалось им рассмотреть.
Лишь темной ночью в глубь снегов въезжая,
Колонна задержалась. – Это здесь!

II - Городок

С машин скакали в темные сугробы.
По пояс утопая в рыхлый снег.
Горели фары, а на небе только звезды.
И млечного пути, голубоватый свет.

Не время отдыхать, все за работу.
Лопаты в дело все, как есть пошли.
Под старые армейские палатки.
Расчистить нужно было клок земли.

И вот стоит, «священная» обитель.
Брезентных стен натянуты бока.
Укромное солдатское местечко.
От ветра защитит наверняка.

По кругу, деревянные настилы.
Чтоб не лежать на промороженной земле.
И в центре печь, что искрами стреляя,
Дает тепло измученной душе.

Казалось, что пришел момент блаженства.
И можно уже лечь и отдохнуть.
В добавок, ноги словно подкосились,
А головы спадали им на грудь.

Упали, не уснули а забылись.
Тяжелым был недолгий этот сон.
Из центра печь, что жарит беспощадно.
От стен же холод, словно режет льдом.

Как бы не было, ночь уже за ними,
На утро чистый снег слепит глаза.
И дикая, безлюдная долина,
С размаху упирается в леса.

Их ждет работа, снова за лопаты.
Расчистка снега под военный городок.
Чтоб из армейских полевых палаток,
В долине быстро появиться смог.

Пробиты «улицы» размечены кварталы.
«Казармы» вырастают тут и там.
Трех стенные, армейскими рядами.
И с окнами по длинным сторонам.

Дневальный за огнем глядит исправно.
«Буржуйкам» не давая отдохнуть.
Тепло струится, волнами играя,
И можно чуть присесть и отдохнуть.

Так день прошел, солдатский быт налажен.
И пусть дымят походные котлы.
Ведь котелки давно уже забыли,
Вкус свежеприготовленной еды.

III - На позиции

Поставлена задача боевая,
Хоть и условная но ведь не в этом суть.
Должны они мороз превозмогая,
В ракетный комплекс снова жизнь вдохнуть.

Позиция их встретила без помпы,
Зеленые кабины средь снегов.
И пусковые, те, что установки,
Стоят безмолвным мертвенным венцом.

Все ждут, чтоб дизелисты постарались,
И дизеля в порядок привели.
И те, взревели черный дым пуская
И генераторы в движение пошли.

«400» подали на кабины,
«Курятник» завертелся, как юла.
Проверены, настроены антенны,
Широкого и узкого луча.

Но не бывает все, как по заказу,
В кабине «У» есть несколько проблем.
И операторы дыша на свои руки,
Контроль проводят боевых систем.

Мороз крепчает время на излете,
Ночь укрывает комплекс и ребят.
И застегнувши ватные бушлаты,
Ложатся спать в прогретых «дизелях».

На утро же, мороз внутри кабины,
Вода замерзла, лопнувший стакан.
И снова снег и солнце так сияет,
Что больно не приученным глазам.

Обед приехал в термосах зеленых,
Борщ иль не борщ – съедобная бурда.
Что на морозе быстро остывая,
Теряет вкус и цвет свой на всегда.

Чаек, спасенье, тело согревает,
Приятно разливается тепло.
Но чёрт возьми, как быстро замерзает,
И руки не согреешь все равно.

Опять к работе, все пришло в движенье,
Настройка блоков, чистка пусковых
И батарея старта вся при деле.
Собрать ракеты и заправить их.

Проблема решена, кабина «У» готова.
Кабина «А» настроена давно.
И оживает С-75,
Гроза и гордость наших ПВО.

Контроль систем, последний перед «боем»,
В синхронизацию ракеты введены.
И кружатся, как в вальсе пусковые,
Среди снегов и зимней тишины.

-S.Kowal 22.02.2015

Добавить рецензию

Защитный код
Обновить

Дом Поэта в соцсетях

vk32 f api i