Слово молвить...

Слово молвить...

Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
из него раздаваться будет лишь благодарность.

©Иосиф Бродский


Неизвестная рука убавляет звук музыки. Всё тише и тише…
Щелчок зажигалки. Треск сигареты. Из предложенного
количества букв нужно сложить слово…
Я не стал художником, не стал музыкантом, не остался
в медицине. Но я вырвался из твоих снов наперекор
одиночеству, с родившимся на губах словом — ненавижу…
Сколько лет прошло, сейчас только улыбаешься собственным
юношеским эмоциям и смущаешься выплескам ненависти.
Ненависть ушла, но возможность отомстить волнует
душу. Хотя, зачем? Ты и так теперь более чем жалок,
уже не привлекательный и располневший, моё «ненавижу»
лишь усугубляет одиночество и ничего не может изменить
в твоей судьбе.
Живи дальше.
Время изменяет осязание, как и болезнь, направление которой
не знаешь, словно порыв ветра, силу которого не предугадать.
Я смотрю в монитор и не знаю какие следующие буквы наберут
мои пальцы. Свет Луны меняет цвет комнаты, но не меняет
мир вокруг, и миллионы глупых мыслей, превращённых
в лунную пыль, поднимаются к звёздам, раздражая Создателя.
Зажигаю свечи, и мой мир преображается, движения и мысли
приобретают форму смирения перед ровными огоньками,
плавящими воск. Губы шевелятся, и тишина превращается
в молитвословие, один на один с незримо присутствующим в душе.
Величие слова состоит не из букв, оно состоит из ударов
сердца и движения всех клеточек организма, из выброшенного
белого флага, в дымке снов твоего прошлого. Из звука
невесть откуда взявшейся флейты, неуверенно сжимаемой
руками ребёнка. И это слово — не пыль, и, родившись,
уже не принадлежит больше тебе.
Это слово становится вечным, как звёздный блеск.
Заботливо окружая себя такими словами, человек
уходит от всего, чего он лишается с годами. Приобретая
то, чего никогда не постичь большинству людей, живущих
в узких рамках придуманного мира и старательно
пытающихся расчесать всё параллельно и покрасить
одинаково. И я иногда бываю горд за свою самостоятельность
существования в этом мире, особенно, когда я доставляю
удовольствие окружающим своими неординарными поступками.
И они будут говорить со мной своими словами в бешеном
ритме бесконечно трудного времени. И будут неповторимы
в своих улыбках и добрых взглядах, не обращая внимания
на чечётку будней. И в этом потоке будет нестись самая лучшая
часть человечества. Вне рамок. Вне границ. Вне орбит.
Вне Времени.
Я люблю этот водоворот жизни, он, как Чёртово колесо,
как ловкий игрок в пинг-понг, отбрасывает стандартные
стеклянные шарики на обочину, где от своей однообразности
они приобретают серый цвет, бесследно исчезая в прошлом.




Картина Лоуренса Альма-Тадема - Чтение из Гомера, 1885, Музей искусств, Филадельфия.

Добавить рецензию

Защитный код
Обновить

Дом Поэта в соцсетях

vk32 f api i inst tt ya you